Москва станет ближе к евро

Эту встречу накануне открытия многие оценивали сдержанно: дескать, плановые контакты, предусмотренные на каждые полгода, почти рутина. И все же, выражаясь шахматным языком, домашняя заготовка Романо Проди сумела внести в очередной саммит Россия - ЕС элемент сенсации, столь желанной для прессы.

Председатель Европейской Комиссии слегка приоткрыл карты незадолго до поездки в Кремль, на встрече с российскими журналистами. Перечисляя темы предстоящего обсуждения, он заметил: "Конечно, мы будем говорить о евро, о том, чтобы он занял подобающее место в наших взаимных расчетах". На встречный вопрос журнала "ЕВРОПА" - почему отвечающие за это органы ЕС так инертно относятся к тому, что россияне могут обменять свои сбережения в германских марках не на евро, а на доллары - глава исполнительного органа ЕС ответил: "Да, это очень серьезный вопрос, тем более что речь, по вашим словам, идет о сумме в 2,5 миллиарда марок. Мы, конечно, должны сделать и сделаем все необходимое, чтобы обмен прошел гладко. Но это все же вопрос технический, в лучшем случае тактический. Я же говорю о стратегических вещах: наш торговый оборот надо переводить на евро".

ЕВРОРОССИЯ

Позже этот стратегический замысел обрел конкретные и еще более широкие очертания: стало известно, что на переговорах в Кремле Романо Проди выдвинул предложение о создании единого экономического пространства Россия - ЕС. Между прочим, один из итальянских коллег уже предложил для этого новообразования звонкое название - "Евроссия". Но дело не в игре в слова, а в том, что отныне команда высокопоставленных экспертов, представляющих обе стороны, будет разрабатывать предложения, необходимые для создания и функционирования такого пространства. Надо ли говорить о том, в какой валюте в этой "Евроссии" будут вестись все расчеты?

Если посмотреть на проблему более широко, то станет очевидно, что создание подобного пространства укрепляет роль Европы как стабилизатора мировой экономической системы, которая в последнее время все больше сталкивается с перспективой основательного спада, вызванного неоднозначными экономическими процессами, протекающими на той стороне Атлантического океана.

Для российской стороны такое предложение, без сомнения, означает совершение своеобразного качественного скачка в отношениях с ЕС. Выбор евро для взаимных расчетов отнюдь не случаен или продиктован некоей политической галантностью.
Достаточно сказать, что свыше 35 процентов российского внешнеторгового оборота падает на ЕС. Весьма впечатляет и динамика: в 2000-м его рост составил 33,2 процента по сравнению с предыдущим годом. К тому же Россия - чистый импортер валюты, что неудивительно для крупного экспорта нефти и газа. И значит, перевод существенной части валютных расчетов в евро позволит не только диверсифицировать валютный портфель, но и, как считают эксперты, стимулировать приток инвестиций из Европы. Не говоря уже об упрощении процедур пересчета и снижении соответствующих расходов.
Словом, у этой идеи, несомненно, есть хорошие перспективы. Недаром ряд аналитиков уже провел своеобразную параллель между этим экономическим пространством и Европейским объединением угля и стали, с которого в 50-е годы началось франко-германское сближение, заложившее краеугольный камень нынешнего Европейского Союза.